maxim_butin

Categories:

2471. УМ…


1. Ум и вера.

«Есть же вера уповаемых извещение, вещей обличение невидимых» (Евр. 11:1), — ответственно заявлял ап. Павел.

Другой еврей, учитель другой веры, веры в так называемую науку, Карл Генрих Маркс, написал однажды: «если бы форма проявления и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая наука была бы излишня» (Маркс, К. Капитал. Критика политической экономии. В 4 тт. Т. 3. Кн. 3. Процесс капиталистического производства, взятый в целом. Ч. 2. (главы XIX — LII) — Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2. В 50 тт. Т. 25. Ч. II. М.: Государственное издательство политической литературы. 1962. С. 384).

Для веры характерно видение сущности именно непосредственно. И главное условие такого видения — не задумываться, раскрывать только чувства. В науке такие видения называют галлюцинациями. Так что все верующие галлюцинируют. Иначе они не верующие, а только обрядоисполнительные биороботы.

Но чем же мышление отличается от веры? Отнюдь не предметом, который у веры один, а у мышления де другой. Веровать можно во что угодно. Но и мыслить можно что угодно. Мышление от веры отличается способом отношения к предмету. У верующего нет стадии разумного убеждения, что предмет его веры таков. Верующему непосредственно ясно, что предмет таков. Или ему внушили, а он поверил внушённому. Мыслящему же надо (1) построить разумный путь от внешней формы предмета к его сущности, (2) пройти по этому пути и (3) описать в конце его сущность предмета.

2. Два метода работы ума.

Ум двоякодышащий. Однаковдыхающий и двояковыдыхающий. Дух построения в этих разных двух случаях может различаться радикально.

(1) В первом случае ум направляет усилия на внешний, эмпирически представленный, предмет: лес, сообщество насекомых, текст, человеческие отношения в конкретном обществе и т. п. Здесь ум должен изощриться и мысленно реконструировать предмет прежде чем решать, что с предметом уму делать дальше: оценивать перспективы дальнейшего существования, предлагать методики потребного изменения, формулировать методы борьбы и предлагать яды и взрывчатые вещества для изведения предмета и т. п. Но прежде всего этот внешний уму предмет должен быть максимально точно реконстриуирован. Ум вдыхает лес со всеми его пряными запахами, а выдыхает мысленную реконструкцию леса. Физики, при всей возможной абстрактности и головоломности их построений, связаны внешним предметом и тратят ресурсы ума на его реконструкцию.

(2) Во втором случае ум предаётся свободному творчеству и порождает предмет изнутри себя, конструируя его из всяких подходящих материалов. Естественно, сперва должен иметься образ предмета в его общем облике. Потом идёт мысленная его детализация. В этой детализации предмет впервые рождается в своей чистой сущности. В этом виде деятельности ума ум ничего не вдыхает. Только выдыхает. Так сказать, постоянно испускает дух. Ему важно вдохнуть жизнь в придуманный предмет. То есть сделать его разумно мыслимым. Примером работы чистого творчества ума могут служить построения математиков там, где они не нацелены на решение прикладных задач.

Если к реконструктивным построениям первого типа работы ума можно предъявлять претензии несоответствия эмпирическому образцу, то во втором случае претензии могут быть лишь к логичности построения; эмпирических аналогов предмета для второго мысленного построения не существует.

Однако кто-либо думает, что мысленно реконструируя эмпирический предмет, ум занят чем-то более важным, чем во втором случае — случае свободного творчества предмета. Стоит его, этот свободный предмет, реализовать в материале, как он тут же станет эмпирическим, и его можно уже будет изучать точно так же, как лес или бабочек. Так, между прочим, поступают в материаловедении и химии, и, разумеется, в связанных с ними технологиях, когда конструируют и создают материалы с заранее заданными свойствами. То есть не просто собака, а летающая собака. И не просто летающая собака, а летающая собака Баскервиллей. Вот её создаём. Так же обстоит дело и с творчеством ума в социальном пространстве: неизведанная ранее форма общества может быть придумана, продумана и реализована в обществе. Такого ранее не было — и вот свободное творчество масс, коммунизм, счастье…

Вообще же важность работы ума следует оценивать по актуальности вот сейчас производимой его работы. Если актуальней исследовать уже имеющийся предмет, важнее его и исследовать. Если актуальнее свободное творчество ума, отпускаем вожжи, вынимаем изо рта удила, снимаем шоры, пусть ум дышит и озирается свободно.

3. Имея обширную практику, почти как у Д. И. Старцева в позднюю пору его кариеры, в обоих типах деятельности ума, замечу, что складывалась она, как нетрудно догадаться, от не-ума к уму, от не-мышления к мышлению. Теперь, когда мышление во мне, слава Богу, горит постоянным и ровным огнём, время от времени выбрасывая протуберанцы, радостно-неожиданные даже для меня самого, я с тоскливым ужасом и содроганием отвращения вспоминаю безмысленное и полумысленное своё существование, всё это детское и подростковое житьё-бытьё несуразного и неловкого ума. Жить не мысля — чудовищно. Прежде всего — чудовищно тоскливо. И я понимаю людей, лишённых мысли, почему они ударяются в яростное раздражение всех своих чувств, потрясают себя любовными похождениями и запоями, футболом и лаптой, бегом и баней. Ближайшее осознание себя, которое с ними порой случается, давит их адской бессмыслицей. Из-под этого пресса они выползают злые, сухие, сивые, куцые, безжизненные, плоские. И им хоть как-то надо забыться. Хоть как-то отвлечься от этого своего состояния… Надуться хотя бы пивом.

И я, чем старее становлюсь, сам время от времени вспоминаю, а то и испытываю на своей шкуре, это давнее для меня состояние, когда мало мысленных впечатлений, когда ум ленится, не сверкает оскалом, когда образы нейдут в голову… Это как привыкши к душу и ванне, начать жить в доме без водопровода, канализации и с ржавым колодцем или прудом в ряске и с лягушками за сто метров от дома. Сто ведь метров! О-о!

4. Мыслящий ум даёт второе рождение человеку. И первое рождение его личности, то бишь уму, исполненному в живой материи. Да, тело со временем, к сожалению, дряхлеет, истирается. Посмотрите хотя бы на Е. В. Бриммерберга. А вот ум!.. «Ум не стареет никогда» (А. Ф. Лосев).

2018.10.08.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic