maxim_butin

Category:

1000. ВОЙНА И МИР…


Евгению Бриммербергу

1. Взглянув на человечество в целом, нетрудно догадаться, что в войне оно обращается одной частью себя самого на другую часть себя же самого. Именно поэтому война, в отличие от охоты, рыбалки, лесозаготовок, сбора грибов, ягод, кореньев, рефлексивна.

В рефлексии как таковой мы видим повторённый конец. Как где-то сказал Г. В. Ф. Гегель, рефлексия есть загибание назад. Собака, обращающаяся мордой к чужому собачьему хвосту, создаёт первую и начальную рефлексивную ситуацию из двух собак. Изогнувшись и обратившись мордой к своему хвосту, собака создаёт последний, окончательный и полный символ рефлексии. Змея, кусающая или даже глотающая свой хвост, несколько, конечно, позакрученнее, но и собака – не промах. Ибо отношение к себе может быть разное, не обязательно самоедское. Отношение собаки к себе, в отличие от змеи, более духовное. И она это чувствует, нюх у собак развит прекрасно.

2. Но в войне, то есть действиях, направленных на истребление одних людей другими, отношение людей к самим себе, скорее самоедски-змеиное, чем собачье. И всё же стоит отметить, что даже тут рефлексия не только действенна, но и сознательна. А поскольку – рефлексия, то война должна быть самосознательной. В войне военачальник обязан (1) знать себя, (2) знать своё войско, (3) знать свои резервы, (4) знать свои тыловые ресурсы, (5) знать военачальника противной стороны, (6) знать чужое войско, (7) знать чужие резервы, (8) знать чужие тыловые ресурсы, (9) знать то целое, в рамках которого сталкиваются две воюющие стороны, (10) знать свою роль в этом целом, (11) знать роль противника в этом целом. По существу, военачальник должен всегда иметь пред собой (12) максимально адекватную, и потому оперативно меняющуюся, картину мира, в котором свершается война.

Для достижения победы своё знание должно быть как можно более точным. На это работают свои информационные службы в своей стране и разведка как в стране чужой, так и на линии фронта, в ходе соприкосновения с противником.

Для достижения победы чужое знание, знание в голове у противника, должно быть как можно менее точным. На это работают пропагандистские службы в своей стране и контрразведка как в стране своей, так и на линии фронта, в ходе соприкосновения с противником.

3. Поскольку война – дело рефлексивное и самосознательное, то наилучше выигранная война – война бескровная и вообще бесконтактная: выигрыши актёров разговорного жанра, то есть дипломатов, по номиналу могут стоить многих сотен тысяч человеческих жизней.

Это не значит, что война должна вестись только дипломатическими усилиями. Бывают такие трудности взаимопонимания, что без разговоров пушек не обойтись в дальнейшем общении.

И напротив, там, где рефлексии и самосознания не хватает, возможно бессмысленное перемалывание людей в мясорубке войны в фарш человечины.

Это не значит, что там, где нет боестолкновения и полей, покрытых трупами павших воинов, царят рефлексия и глубокомыслие. Из отрицательного суждения нельзя сделать вывода. Там запросто могут иметь место нерешительность, волевая слабость, незнание обстановки и банальная нехватка ресурсов. Ведь даже новенький, только что с конвейера, полностью исправный танк или (1) без боекомплекта, или (2) без топлива, или (3) без экипажа, или (4) хотя бы с одним снятым с гусеницы траком, или (5) с маленькой дыркой в топливном баке (в этих последних двух случаях он, конечно, не полностью исправен) есть бесполезная мёртвая железяка.

4. Для чего совершается война? Взгляд на человечество в целом, которое на протяжении всего своего существования воевало с самим собой, заставляет предположить, что война есть процесс катарсиса для человечества, в ходе какового процесса люди более решительно избавляются от того и тех, что и кто их не устраивает.

При этом можно (1) воевать за своих и их благо, (2) воевать за чужих и их благо (что вполне приемлемо для патриотов, родина у которых за границами места рождения, места учёбы, места ведения бизнеса и страны текущего пребывания), (3) воевать за целый мир и его благо (в этом случае можно воевать за своих, за чужих, против своих, против чужих, смотря по обстановке и нуждам мира).

5. Что война представляет собой великолепное поле для всяческих извращений целей и методов самой войны, не стоит и говорить. Происходит это потому, что и обыкновение войны-то в том, что на ней последние печати, завязки и замки сорваны и люди перешли уже на уровень полной безудержности. Сохранять разум и рефлексию в условиях войны весьма трудно.

Поэтому человечество, как только родилось, оперилось и сумело нахохлиться, так впредь всегда вело несправедливые войны против самого себя. А в ответ от себя же получало ещё более несправедливые справедливые войны против себя от контрнахохлившейся своей части.

6. После повествования о войне, как органическом рвотном и усиленном слабительном для человечества, возникает искушение рассматривать мир как промежности между войнами, как набор прокладок между войнами, как совокупность временных отрезков, предназначенных для подготовки к войнам. Но в этом случае война подчиняет себе мир не только в смысле покоя, но и в смысле космоса, а ведь если пища принимается лишь для того, чтоб её извергнуть в том или ином виде из того или иного естественного отверстия, гораздо более гигиенично и катартично тогда не есть вообще.

Само очищение не может быть самоцелью. Самоцелью не может быть и вообще здоровое состояние общества и его членов. Здоровье, сила нужны для чего-то другого помимо их самих. Вот почему медицина и спорт бессмысленны без чего-то сверх них. Не помимо них, а именно сверх них. То, что подчиняет себе и силу, и здоровье. Для людей это – цель их бытия.

7. В моём текущем понимании для людей нет ничего более присущего и более их достойного, нежели познание мира. Познание мира по большей части может вестись только в мирной обстановке, то есть движение познания мира требует покоя общества. Познание мира, свершаемое во время войны, свершается вопреки ей и перенапряжением сил, изрядную часть которых всё же война отнимает. Если война будет отнимать все силы, включая прежде всего умственные, никакого познания мира не состоится.

Но тогда и высшие мировые цели войны человечества с самим собой могут состоять в очищении от вредящих познанию мира и затормаживающих это познание элементов человечества. Войны будут продолжаться до тех пор, пока человечество не придёт к оптимуму познавательного отношения к миру, который кроме ближайшего окружения называемого природой, дальнейшего окружения называемого вселенной, содержит ещё общество людей и отдельного человека в нём. Человека, служащего в институте рефлексии мира подвижным зеркалом смысла, органом самосознания мира.

Мир есть всё, что существует. Включая отдельного человека, общество всех людей, природу, вселенную.

8. Охраняйте пороховые погреба. Держите порох сухим. Для познания мира это важно.

2016.09.28.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic