maxim_butin

5382. В. И. ИВАНОВ...


Венок сонетов

Кольца — в дар Зажёгшему...
Океану Любви — наши кольца любви!

Л. Зиновьева-Аннибал («Кольца»)

На подвиг вам божественного дара
Вся мощь дана:
Обрётшие, вселенского пожара
Вы — семена!..
Дар золотой в его бросайте море —
Своих колец:
Он сохранит в пурпуровом просторе
Залог сердец.

«Кормчие Звёзды» («Жертва»)

Мы — два грозой зажжённые ствола,
Два пламени полуночного бора;
Мы — два в ночи летящих метеора,
Одной судьбы двужалая стрела.

Мы — два коня, чьи держит удила
Одна рука, — одна язвит их шпора;
Два ока мы единственного взора,
Мечты одной два трепетных крыла.

Мы — двух теней скорбящая чета
Над мрамором божественного гроба,
Где древняя почиет Красота.

Единых тайн двугласные уста,
Себе самим мы Сфинкс единый оба.
Мы — две руки единого креста.

1

Мы — два грозой зажжённые ствола,
Два светоча занявшейся дубравы:
Отмечены избраньем страшной славы,
Горим... Кровь жил, — кипя, бежит смола.

Из влажных недр Земля нас родила.
Зелёные подъемля к Солнцу главы,
Шумели мы, приветно-величавы;
Текла с ветвей смарагдовая мгла.

Тоску Земли вещали мы лазури,
Дреме корней — бессонных высей бури;
Из орлих туч ужалил нас перун.

И, Матери предав лобзанье Тора,
Стоим, сплетясь с вещуньею вещун,
Два пламени полуночного бора.

2

Два пламени полуночного бора.
Горим одни, — но весь займётся лес,
Застонет весь: «В огне, в огне воскрес!»
Заголосит... Мы запевалы хора.

Мы, рдяных врат двустолпная опора,
Клубим багрец разодранных завес:
Чей циркуль нас поставил, чей отвес
Колоннами пурпурного собора?

Который гром о нас проговорил?
И свет какой в нас хлынул из затвора.
И наш пожар чьё солнце предварил?

Каких побед мы гимн поём, Девора?
Мы — в буре вопль двух вспыхнувших ветрил;
Мы — два в ночи летящих метеора.

3

Мы — два в ночи летящих метеора,
Сев дальних солнц в глухую новь племён;
Мы — клич с горы двух веющих знамён,
Два трубача воинственного сбора;

И вам, волхвы всезвёздного дозора, —
Два толмача неведомых имён
Того, чей путь, вняв медный гул времён,
Усладой роз устлать горит Аврора.

Нам Колокол Великий прозвучал
В отгулах сфер; и вихрь один помчал
Два знаменья свершительного чуда.

Так мы летим (из наших нимбов мгла
Пьёт лала кровь и сладость изумруда) —
Одной судьбы двужалая стрела.

4

Одной судьбы двужалая стрела
Над бездной бег расколотый стремила,
Пока двух дуг любовь не преломила
В скрещении лучистого угла.

И молнии доколь не родила
Тоска двух сил — одну земля кормила,
Другую туч глухая мгла томила —
До ярых нег змеиного узла.

Чья власть, одна, слиянных нас надмила —
Двусветлый дар струит, чтоб темь пила, —
Двух сплавленных, чтоб света не затмила?

И чья рука волшебный луч жезла
Четой эхидн сплетённых окаймила?
И двух коней одержит удила?

5

Одна рука одержит удила
Двух скакунов. Однем браздам покорны,
Мы разожгли горящих грудей горны
И напрягли крылатые тела.

Два молнию похитивших орла,
Два ворона единой вещей Норны,
Чрез горный лёд и пламенные тёрны
Мы рок несём единый, два посла.

Один взнуздал наездник-демон ко́ней
И, веселясь неистовой погоней,
То на двоих стопами, прям, стоит, —

То, разъяря в нас пыл и ревность спора,
На одного насядет — и язвит,
Единая, двоих и бесит шпора.

6

Единая двух ко́ней колет шпора;
В нас волит, нас единый гонит дух,
Как свист бича, безумит жадный слух
Немая весть двойного приговора...

Земную грань порыва и простора
Так рок один обрёк измерить двух.
Когда ж овцу на плечи взял пастух —
Другой ли быть далече без призора?

Нет, в овчий двор приидет и она —
И, сирая, благого Криофора
На кроткие возляжет рамена.

Уж даль видна святого кругозора
За облаком разлук двоим одна:
Два ока мы единственного взора.

7

Два ока мы единственного взора;
И если свет, нам брезживший, был тьма,
И — слепоты единой два бельма, —
И — нищеты единой два позора, —

Бредя в лучах, не зрели мы убора
Нетленных слав окрест, — одна тюрьма
Была двоим усталых вежд дрема
Под кущами единого Фавора.

Но ты во храм сияющий вошла;
А я один остался у притвора,
В кромешной тьме... И нет в устах укора, —

Но всё тобой светла моя хвала!
Одних Осанн мы два согласных хора;
Мечты одной два трепетных крыла.

8

Мечты одной два трепетных крыла
И два плеча одной склонённой выи,
Мы понесли восторги огневые,
Всю боль земли и всю пронзённость зла.

В одном ярме, упорных два вола,
Мы плуг влекли чрез целины живые,
Доколь в страду и полдни полевые
Единого, щадя, не отпрягла

Хозяина прилежная забота.
Так двум была работой красота
Единая, как медь двойного сота.

И тению единого креста
Одних молитв слияли два полёта
Мы, двух теней скорбящая чета.

9

Мы — двух теней скорбящая чета
Над сном теней Сновидца грёзы сонной...
И снится нам: меж спящих благовонный
Мы алавастр несём к ногам Христа.

И спит народ, и стража у креста,
И пьян дремой предсмертной пригвождённый.
Но, преклонив к нам облик измождённый:
«В иные взят, — так молвит он, — места,

По Ком тоской болеете вы оба,
И не найдёт для новых, горших мук
Умершего земли мятежной злоба.

Воскресшего не сдержит тёмный круг...»
И вот стоим, не разнимая рук,
Над мрамором божественного гроба.

10

Над мрамором божественного гроба
Стоим, склонясь: отверст святой ковчег,
Белеющий, как непорочный снег
Крылами вьюг разрытого сугроба

На высотах, где светов мать — Ниоба
Одела в лёд свой каменный ночлег...
Отверст — и пуст. Лишь алых роз побег
Цветёт в гробу. Глядим, дивяся, оба:

Ваяньями гробница увита, —
Всю Вакх заткал снаружи гроздьев силой
И стае птиц их отдал светлокрылой.

И знаем: плоть земли — гробница та...
Невеста, нам предстала ты могилой,
Где древняя почиет красота!

11

Где древняя почиет красота,
Ты, Дионис, гостей родной чужбины
Скрестил пути и праздновал гостины!
Из трёх судеб разлукой отнята

Одна была. Два сорванных листа
Ты, сочетав, умчал в свои быстрины.
Трёх прях прельстил и выпрял три судьбины,
Тобой благих явилась правота!

И, как пяте ответствует пята,
Когда один в священном пляшет круге
Иль звёзд-сестер вращается чета, —

Исполнилась нецельных полнота!
И стали два святынь единых слуги,
Единых тайн двугласные уста.

12

Единых тайн двугласные уста,
Мы бросили довременное семя
В твои бразды, беременное Время, —
Иакха сев для вечери Христа;

И рдяных роз к подножию Креста
Рассыпали пылающее бремя.
Так в пляске мы на лобной выси темя,
На страшные в венках взошли места.

Безвестная сердца слияла Кана;
Но крестная зияла в розах рана,
И страстный путь нам подвиг был страстной —

И духом плоть, и плотью дух — до гроба,
Где, сросшись вновь, как с корнем цвет родной,
Себе самим мы Сфинкс единый оба.

13

Себе самим мы Сфинкс единый оба,
Свой делим лик, закон свершая свой, —
Как жизнь и смерть. Мой свет и пламень твой
Кромешная не погребла чащоба.

Я был твой свет, ты — пламень мой. Утроба
Сырой земли дохнула: огневой
Росток угас... Я жадною листвой,
Змеясь, горю; ты светишь мной из гроба.

Ты ныне — свет; я твой пожар простёр.
Пусть пали в прах зелёные первины
И в пепл истлел страстных дерев костёр:

Впервые мы крылаты и едины,
Как огнь-глагол синайского куста;
Мы — две руки единого креста.

14

Мы — две руки единого креста;
На древо мук воздвигнутого Змия
Два древние крыла, два огневые.
Как чешуя текучих риз чиста!..

Как тёмная скрижаль была проста!
Дар тесных двух колец — ах, не в морские
Пурпурные струи! — огня стихия,
Бог-дух, в твои мы бросили уста! —

Да золото заветное расплавит
И сплавит вновь — Любовь, чьё царство славит
Дубравы стон и пылкая смола!..

Бог-дух, тебе, земли креститель рдяный,
Излили сок медвяный, полднем пьяный,
Мы, два грозой зажжённые ствола.

2021.09.29.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic