926. ДИАЛЕКТИКА НЕНАВИСТИ И РАЗУМА…


1. «Не может быть свободен народ, угнетающий другие народы. Сила, нужная ему для подавления другого народа, в конце концов всегда обращается против него самого. Пока русские солдаты стоят в Польше, русский народ не может добиться ни политического, ни социального освобождения. Но при нынешнем уровне развития России не подлежит сомнению, что в тот день, когда Россия потеряет Польшу, в самой России движение окрепнет настолько, что опрокинет существующий порядок вещей. Независимость Польши и революция в России взаимно обусловливают друг друга. Но независимость Польши и революция в России, — а при беспредельной общественной, политической и финансовой разрухе и при разъедающей всю официальную Россию продажности эта революция гораздо ближе, чем кажется на первый взгляд, — означают для немецких рабочих, что буржуазия и правительства Германии, короче говоря, германская реакция, будут предоставлены своим собственным силам, с которыми мы уж со временем справимся сами».

Ф. Энгельс. Эмигрантская литература. — Маркс, К. Энгельс, Ф. Сочинения. Изд. 2. Т. 18. М.: Государственное издательство политической литературы, 1961. С. 509.

2. Этот текст у Ф. Энгельса, разумеется, знаменитый. Но надо бы ещё его осмыслить, понять и выразить понимание…

Как мне видится, у Ф. Энгельса сперва идёт теоретическая часть, которая потом имеет некое практическое приложение в отношении России и Польши.

Collapse )

3419. «ПАПА! НЕСИ СКОРЕЙ ТЫСЯЧЕЛИСТНИК!»


1. Мне приятель ещё в университете рассказывал. Вёл он образовательные фитобеседы со своими детьми, и говорили они о полезных свойствах растений. В частности, дети усвоили, что тысячелистник помогает остановить кровотечение, дезинфицирует и заживляет открытую рану. И вот где-то через неделю младшая его дочь порезала пальчик ножом. И первым возгласом было: «Папа! Неси скорей тысячелистник!»

2. Как важно общаться с детьми умному родителю и умному учителю. Ибо точно так же ребёнок впитал бы и матерщину, и побои старшими младших, мужем жены или женой мужа и т. п. И это в режиме импринтинга было бы впитано на всю жизнь как норма или как нечто приемлемое.

3. Правда, человек готов меняться не только в юном возрасте. Мой личный опыт свидетельствует, что люди, не хватающие звёзд с Неба и не изобрётшие порох на Земле, пару дней пообщавшись со мной, начинают запросто употреблять ранее совершенно чуждые им обороты речи, как, к примеру, «специфика личности». И хотя с таким анамнезом, как десятилетка в провинциальном городе и работа за прилавком в магазине, трудно ожидать от человека точного определения употребляемых им новых слов, однако смысл этих слов, воспринятый не без великой помощи контекста, всё же усваивается, вполне годно употребляется, хотя и нечётко осознаётся.

4. Если же человек — яркий негодяй или поминутно глуп, без счастливой дискретности в сём течении времени, то ему, конечно, лучше не общаться с детьми. Только испортит дитяток.

Вот почему мне была удивительна мотивация Данилы Багрова, впечатлённого декламацией стихов о Родине сыном банкира, — мотивация отказа от убийства этого банкира: «Руки на столе держи. Вот так… Там глушитель. Я на крючок надавлю — яйца твои на пол упадут. Что, страшно? А когда Костю убивал, не страшно было? Ладно, живи, гад. Сына благодари, жалко такого парня без отца оставлять. Сиди тихо, штаны суши».

Неужели бандит и банкир-мошенник в качестве отца, да ещё с таким опытом сушки штанов, для ребёнка лучше, чем полное отсутствие отца? Чему он у папы научится? Что такой отец по мере роста дитя будет требовать от сына?

2019.07.30.

5314. ФИЗИКА И ФИЛОСОФИЯ...


1. Современная физика весьма сложна, так что в одиночку в ней сейчас ничего не сделаешь, никакого приращения знания в физике от одинокого физика теперь ждать не приходится.

Простое деление коллектива физиков таково: (1) физики-экспериментаторы получают данные в своих экспериментах, (2) физики-аналитики анализируют данные и готовят тем самым сырьё для (3) физиков-теоретиков, которые создают теории, объясняющие данные и поведение объектов, этими данными разбрасывающихся. Снизу эту троицу подпирают современные промышленники и инженеры, которые по заказу экспериментаторов создают приборы, а сверху этой тройки располагаются научные журналы и научные издательства, которые публикуют результаты работы экспериментаторов, аналитиков и теоретиков. То, что все пять слоёв современной физики требуют финансирования и технического обеспечения, очевидно. Коллективная работа и весьма немалое финансирование — сущая необходимость современной физики.

Если мы делим мир на Я и не-Я, или если угодно на субъект и объект, то часть, которой занимается физика, выбирается без всякого сомнения, это не-Я или объект. Физика — это наука о фюсисе, то есть о природе, а не о физиках. То есть о природе, специально абстрагированной от её исследователей. Знание, получаемое физиками, должно быть объективным, то есть независимым от исследователя, от субъекта.

Естественно, о природе может складываться различное знание, не только научное. В обыденном опыте человека полно знания о природе, которое не является научным и тем не менее оказывается объективным и научному знанию то  противоречит, а то и согласуется с ним. Ко всему прочему разнообразию знаний о природе имеется такое о ней знание, которое не согласуется ни с наукой физикой, ни с обыденным опытом, но всё же является объективным. Например, религиозные знания о природе или знания мифологические утверждают о природе некую объективную определённость и человек ведёт себя по отношению к миру согласно с этим его знанием. Невозможно утверждать, что суждение «Мир создан Богом за семь дней творческой Его работы» не является объективным, чем-то отличным по объективности от суждения E=mc2. Суждение о работе Бога вполне объективно, это суждение о не-Я.

Конечно, полностью избавиться от Я ни физику, ни религиозному иудею или даже христианину не получится. Всё же объективные суждения высказывает человек, мифы о творении мира и теории возникновения вселенной создают люди. Но все эти люди стараются так выстроить свои мифы и теории, чтобы представляемый в них объект или не-Я были от Я независимыми, то есть в отношении Я и не-Я физики и мифологи делают акцент на не-Я. И даже придумывают и осуществляют сложные и, одновременно, тонкие эксперименты, полученные данные из которых надёжно подтверждают или опровергают объективность созданной теории.

2. Казалось бы, наука или какой иной способ получения знания об Я, даст нам всецело субъективное знание, знание о субъекте, об Я. Ну, это как сказать и как дело поставить. Я можно изучать вполне объективно-научно, например, в так называемой материалистической психологии, то есть психологии без души. Пикантность ситуации с материалистической психологией в том, что этимология слова «психология» находит одним из корней слова как раз душу, как раз псюхе. Но даже если психология или какая другая, скажем менее определённо, дисциплина строится на идеалистическом фундаменте, ничего не мешает ей, по примеру религии и мифологии, быть объективной, то есть Я исследовать как не-Я. Да и в отношении вашего Я к любому чужому Я ситуация ровно такая же: чужое Я представляется вами как не-Я.

Подлинная субъективность может быть достигнута лишь в рефлексии субъекта о самом себе, лишь в пристальном вглядывании его в зеркало своей души. Но и тогда результаты этой рефлексии будут не до конца субъективными, будут лишь акцентуацией на Я в отношении Я и не-Я. Любой бред, озвученный или записанный имеет признак объективности: бред так или иначе представлен и может быть воспринят психиатром или обычным, нормальным, человеком. Этот бред может быть проанализирован и даже прослежены его истоки и причины для последующего избавления человека от его бреда.

3. В философии, в отличие от знания, построяемого на не-Я или построяемого на Я, абстрагирования от Я или не-Я не происходит: и Я, и не-Я берутся в балансе, их отношение представлено гармонически. Конечно, и тут можно перетягивать мысль то на Я, то на не-Я, получая множество оттенков построения знания в философии. Но основная идея именно такова: брать отношение Я и не-Я, а не один из членов этого отношения. Да и само деление на Я и не-Я потребно для раздельного представления первичной целостности, то есть мира, который содержит в себе и Я, и не-Я, и отношение Я и не-Я, но не сводится ни к членам отношения, ни к самому отношению. Можно сказать, что философия соревнуется с миром в целостности, философия начинает и, несомненно, проигрывает миру. Но не всё так плохо у философа и философии с их проигрышем миру. Сами философ и философия — части мира, поэтому усилия философа и философии суть усилия самого мира в построении своей целостной рефлексии. Да, рефлексия всегда проигрывает предмету отражения в ней, но без неё смысл предмета совсем не ясен ни ему самому, ни внешнему, воспринимающему предмет, сознанию. Без рефлексии самосознание предмета никак не фиксируемо.

4. Итак, физик профессионально занят лишь частью, притом современный физик — лишь определённым аспектом этой части, так как современное научное и ненаучное знание о природе весьма сильно разрослось и включает в себя материаловедение, химию, биологию и т. п. аспекты знания о не-Я, о природе.

И вот этот человек кичится своим знанием, с насмешкой и презрением относится к философу и философствованию. «Это всё философия!» — с чувством говорит он и машет рукой как о чём-то совсем пропащем. Разумеется, физик в этом случае выступает с позиций профессионального кретинизма и кроме насмешки и сочувствия к своей умственной убогости от философа ничего заслужить не может.

5. В ситуации ненависти или презрения, выказываемых одной из сторон, взаимной любви сложиться не может. А как всё же возможно конструктивное взаимодействие физика и философа. Если философ не опускается до уровня физика, не становится физиком, если физик не поднимается на уровень философа, не становится философом, то взаимное их конструктивное воздействие друг на друга в качестве именно философа и физика возможно не на той ублюдочной чепухе, называемой философией физики и которая не нужна ни философу, ни физику, а на просвещении физика о ситуации, складывающейся в общей методологии знания, просвещении о месте физики в отношении Я и не-Я.

Физику, разумеется, будет обидно, когда всё его знание представят как социально генерируемый миф, функцию социума, так поворачивающего мозги физика, что он пребывает в иллюзии объективности своего знания, что совсем не так.

Физик выпучит глаза, когда ему сообщат, что принцип У. Оккама, требующий лишних сущностей не изобретать, есть не более как конвенция, нарушить которую можно с гораздо менее губительными последствиями, чем это случилось с другой конвенцией у М. С. Паниковского. А в так называемом методологическом анархизме бритва Оккама методически, показно и злобно ломается на каждом шагу.

Физик начнёт ругаться цивильно и матерно, когда его науку и природу, которую она изучает, представят ему как текст, как письмена. Мир есть текст. И кроме текста ничего в мире нет. Ошибался В. И. Ульянов (Н. Ленин), когда писал, невольно потрафляя современным ему физикам, что «в мире нет ничего, кроме движущейся материи, и движущаяся материя не может двигаться иначе, как в пространстве и во времени». Если не может, то что-то же её сдерживает? Что-то же детерминирует её немочь? Значит, кроме «нет ничего» и «не может» имеется субъект-распорядитель возможностями. Это может быть текст и его личный оруженосец-синтаксис. А может быть и Бог. Вот теперь, физики, живите с этой пунктуацией, с этими выставленными вам запятыми, с этими свежими и такими чуждыми молитвами.

Так или иначе, но просвещение о мире позволяет любому человеку, а не только физику, взглянуть на мир в целом и встроить своё знание, выработкой которого он занимается профессионально или любительски, в общую и целостную картину мира. Так специалисты становятся холистами. Знакомятся с философией, религией, искусством и перестают довольствоваться песенками у костра под расстроенную гитару в качестве музыки, а «Звёздными войнами», «Альфом» и «Теорией Большого Взрыва» в качестве насущно потребного киноискусства.

Философу от этого выгода лишь опосредованная: больше людей растут целостными, а не однобокими кретинами. Философ же и без физика целостен. И слушает И. Х. В. А. Моцарта, Л. ван Бетховена и В. Р. Вагнера не по принуждению, а по собственной своей охоте.

2021.07.29.

924. ПОЗОР МЫСЛИ...


1. Текст. Нумерация и названия абзацев в квадратных скобках — мои.

В. И. ЛЕНИН
О НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОРДОСТИ ВЕЛИКОРОССОВ

[1. Констатация существующего состояния патриотизма]

Как много говорят, толкуют, кричат теперь о национальности, об отечестве! Либеральные и радикальные министры Англии, бездна «передовых» публицистов Франции (оказавшихся вполне согласными с публицистами реакции), тьма казённых, кадетских и прогрессивных (вплоть до некоторых народнических и «марксистских») писак России — все на тысячи ладов воспевают свободу и независимость «родины», величие принципа национальной самостоятельности. Нельзя разобрать, где здесь кончается продажный хвалитель палача Николая Романова или истязателей негров и обитателей Индии, где начинается дюжинный мещанин, по тупоумию или по бесхарактерности плывущий «по течению». Да и неважно разбирать это. Перед нами очень широкое и очень глубокое идейное течение, корни которого весьма прочно связаны с интересами господ помещиков и капиталистов великодержавных наций. На пропаганду выгодных этим классам идей затрачиваются десятки и сотни миллионов в год: мельница немалая, берущая воду отовсюду, начиная от убеждённого шовиниста Меньшикова и кончая шовинистами по оппортунизму или по бесхарактерности, Плехановым и Масловым, Рубановичем и Смирновым, Кропоткиным и Бурцевым.

[2. Необходимость формулировки отношения российских социал-демократов к вопросу патриотизма]

Collapse )

5313. ПОГРАНИЧНИЦЫ ДЛЯ ПОГРАНИЧНИКОВ?..


1. Почему дамы с таким неприкрытым желанием обнажаются? Почему этого нет среди мужчин? Я не имею в виду мужчин женоподобных, которые говорят плаксивым голосом, растягивают слова и балансируют на адамовом ребре смены пола.

2. Но вернёмся к дамам. Почему жара и вообще календарное начало лета, какова бы ни была температура воздуха, служат поводом к обнажению и публикации обнажений? Причём дамы, не считающие себя проститутками, полагают bon ton публиковать свои фотографии в максимально открытом купальнике. А безумно смелые пограничницы или публикуются в белье некупального фасона или вообще нагишом. Это такая плохо скрытая проституция? Это указание на острую нехватку средств к жизни? Это нестерпимое желание богатой популярности, достигаемой таким дешёвым способом? Зачем всё это?

3. Причём большинству дам я могу сделать, мягко говоря, ряд критических и обескураживающих замечаний относительно их внешнего вида и фигуры. Волосы, лоб, глаза, нос, рот, губы, подбородок, шея, плечи, руки, грудь, талия, живот, бёдра, колени, голени, ступни — всё это у большинства дам далеко от восторга внешнего сознания. Исключим сексуальное возбуждение противоположного пола, ибо чем только этот ложный, противоположный женскому, пол ни возбуждается. Например, водкой. Не примется же дама разливать водку по стаканам вместо публикации своих в меру и не в меру обнажённых фотографий! Или примется?

Collapse )

923. DIE DROHUNG DES UNTERMENSCHEN...


1. Допустим, ты — еврей. Уже плохо, но допустим и эту чудовищность. И как тебе жить? Что делать со своим еврейством? Тут для тебя возможны две стратегии.

(1) Сперва ты человек и ничто человеческое тебе не чуждо, но в окончательном виде ты — еврей, у тебя, человека, есть ещё какой-то нарост еврейства, так что человек-то ты — человек, но это ж только сначала и даже чуть ли не понарошку, а в окончательном виде ты еврей, то есть сверхчеловек. С гордостью демонстрируешь наросты, обрезания и проч. «какиевашидоказатэлства».

(2) Сперва ты — часть природы, биологическая особь, потом еврей, режиссёр театра «У Никитских ворот» и т. п., но в окончательном виде ты — человек, у тебя, человека, нет никаких наростов, ты любишь фаршированную щуку, но в сравнении с тем, что ты — человек, сие есть третьестепенная деталь, к которой относиться можно как угодно, ибо твоей человечности она не попортит. На еврее есть нарост человечности и эта штука оказывается решающей: будучи человеком, ты сверхъеврей.

2. Первая стратегия — превосходный способ поссориться со всем миром и остаться в глазах всего человечества невменяемым. Мысленно и на практике люди будут срезать с тебя еврейство, делать из тебя человека. Ты же из людей-недоевреев евреев сделать не сможешь никак. Так что взаимный милый геноцид вам обеспечен.

Вторая стратегия позволяет общаться поверх нации, поверх крови и поверх почвы земли обетованной. И не уничтожать друг друга, ибо «все мы человеки».

Collapse )

5312. РУССКИЙ УМ...


1. Определение ума.

Ум как объект, точнее как субстрат, есть вместилище идей и их аккумулятор.

Ум как субъект есть тот, кто сочетает идеи в некие идейные комплексы и даже идейные конструкции.

Ум как генератор, породитель есть тот, кто создаёт всё новые и новые идеи для существования их самих по себе в этом контейнере, контейнере ума, и для сочетания идей в комплексы и конструкции.

2. Определение идеи.

(1) Идея есть порождающая модель для вещи, иначе называемая парадигмой. Идея указывает вещи способ возникновения и руководит возникновением вещи, выступает акушёркой для вещи.

(2) Идея есть закон существования, закон функционирования вещи. Вещь не может даже пытаться нарушить закон, предписанный ей идеей. Попытка пренебречь законом ведёт к гибели и разрушению вещи.

(3) Идея есть полнота бытия вещи, так что одна идея содержит в себе все вещи данного вида, например идея собаки или идея дерева.

(4) Идея есть предельное обобщение вещи, так что любая вещь этого вида видит в своей идее как своё начало, так и свой конец. За пределами, указанными идеей, вещь перестаёт быть самой собой.

3. Поскольку и у дикой собаки динго, и у таёжного дерева, и у горной реки имеются свои идеи, ясно, что как идеи, так и ум существуют помимо человеческого ума, хранимых и генерируемых человеческим умом идей, а также помимо сознания всех идей, человеческих и нечеловеческих, сознанием человека. Это вселенский ум. А вместе с человеческим умом это ум мировой.

Но не существуют ли помимо этих двух предельных состояний ума — ум мировой и ум индивидуально-человеческий — какие-то средние состояния ума?

Конечно, существуют. И один из них уже назван. Это ум вселенский. Он мыслим как вычитание из ума мирового ума человеческого. Вселенная, то есть мир помимо человека и без человека, в абстракции от человека есть объект такого ума. Закон сохранения энергии, к примеру, есть продукт этого ума.

Но имеется и ум дерева, ум реки, ум собаки. Последний не сводится к психике собаки, а, скорее, проявляется в докторе Айболите, который знает собаку лучше, чем она сама себя. Ум младенца примерно так же проявляется в педиатре, которому о функционировании организма младенчика известно больше, чем младенчику о себе самом.

4. Наконец, имеется и ум народа. Но поскольку народ — это совокупность людей и нет особого субъекта, который служит народу умом, то народный ум проявляется как (1) в уме отдельных представителей этого народа, куда бы этот индивидуальный ум ни был направлен и что бы он ни делал, так и (2) в уме отдельных представителей этого народа, (2.1) направленном на сам народ в целом (движение внутрь народа и понимание его специфики) и (2.2) направленном на осуществление потребностей целого народа (движение вовне народа и понимание его особых нужд функционирования и взаимодействия с другими народами и природой). В первом случае умные достижения представителей данного народа касаются не столько этого народа, сколько человечества в целом. Например человек или группа людей, все представители данного народа, исследовали и написали всемирную историю в ста томах. Это заслуга не столько перед своим народом, сколько заслуга перед совокупным человечеством. То же самое имеет место, когда человек, представитель данного народа, проявил себя в физике или химии. Ни физика, ни химия не имеют этнографических характеристик. Поэтому умы химика М. В. Ломоносова или химика Д. И. Менделеева именно в области химии ничего русского в науку химии не вносят, но обогащают всё человечество, а не только русский народ.

А вот когда ум мыслителя направлен внутрь именно данного народа или вовне данного народа, но с народным посылом, народным вектором, заслуги такого ума будут русскими, немецкими, французскими, английскими, цыганскими и даже, что уже сомнительно, армянскими.

5. Текст стихотворения Вяч. Ив. Иванова.

РУССКИЙ УМ

Своеначальный, жадный ум, —
Как пламень, русский ум опасен
Так он неудержим, так ясен,
Так весел он — и так угрюм.

Подобный стрелке неуклонной,
Он видит полюс в зыбь и муть,
Он в жизнь от грезы отвлечённой
Пугливой воле кажет путь.

Как чрез туманы взор орлиный
Обслеживает прах долины,
Он здраво мыслит о земле,
В мистической купаясь мгле.
1890

6. Вячеслав Иванович Иванов в своём стихотворении даёт характеристику русского ума. Совокупность свойств, которые поэт-мудрец находит в русском уме, очень своеобразна и резко выделяет этот ум из множества других умов.

(1) Русский ум своеначальный, то есть он не заимствовал свою парадигму извне и доселе не пользуется чужой парадигмой, своё начало он выработал сам, содержит его в себе и не теряет его.

(2) Русский ум жадный, то есть он активно и с достойной скоростью познаёт и накапливает в себе ранее незнакомые ему идеи.

(3) Русский ум опасен, опасен как пламень. Но почему же он опасен?

(4) Потому что русский ум неудержим, остановить движение его идей невозможно.

(5) Потому что русский ум ясен, то есть для этого ума движение его идей совершенно прозрачно, совершенно несомненно и потому для него самого убедительно.

(6) Потому что русский ум весел, ясность ума генерирует его оптимизм.

(7) Потому что русский ум угрюм, трагизм мира не минует этот ум и русский человек вполне осознаёт этот трагизм.

(8) Русский ум никогда не теряет ориентиров в мире: «он видит полюс в зыбь и муть».

(9) Русский ум реалистичен и эмпиричен: «он в жизнь от грезы отвлечённой пугливой воле кажет путь».

(10) Русский ум зорок, видит реальность насквозь: «Как чрез туманы взор орлиный обслеживает прах долины».

(11) Русский ум здравомыслящ: «он здраво мыслит о земле»

(12) Русский ум мистичен: в мистической мгле он даже купается.

(13) Русский ум диалектичен, умеет совмещать крайности, способен отождествлять противоположности так, что получается не нелепость, а нечто новое и ценное.

7. Понятно, что такой ум способен оставаться самим собой и одновременно понимать любой другой ум. Русский, как писал Н. В. Гоголь-Яновский, способен с немцем быть немцем, с французом — французом, с англичанином — англичанином, с испанцем — испанцем, ни на секунду не переставая при этом быть русским. А вот у испанцев, англичан, французов, немцев быть русскими не получается и не получится.

Сама природа русского ума, сама его сущность предназначила этот ум к тому, чтобы понимать все народы и все народы приводить в конструктивное взаимодействие.

Так было в Сирии, где Россия с её русским умом выступила на стороне законного правительства и по приглашению её президента против банд международного терроризма и проамериканской коалиции из шестидесяти с лишним стран, якобы борющейся против терроризма, а заодно и против «диктатора Асада, который должен уйти».

Так было в Карабахе, где Россия после потери своего вертолёта вместе с экипажем без единого выстрела со своей стороны прекратила войну.

8. Вполне естественно, что поскольку Россия всё способна понять и оценить по действительной стоимости, это многим фокусникам и мошенникам не нравится. Именно поэтому Россию многие в мире не любят, опасаясь реализма её русского ума. Не ненавидят так, как ненавидят США, которые без ума, зато с величайшим самомнением, лезут во все щели мира «устанавливать демократию». Россия старается касаться частей мира и народов мира не столько физически, сколько умственно, то есть переговариваясь и договариваясь с ними, понимая их и отдавая им должное.

9. Сумеете вести себя так умно, как Россия? Появится второй русский ум.

2021.07.26.

5311. КОЛЛАБОРАЦИИ И КОЛЛАБОРАНТЫ. ФИЗИКА И ФИЛОСОФИЯ...


1. Это в физике возможны и необходимы коллаборации и коллаборанты. Там они делают общее дело и достигают успеха именно потому, что личность каждого вычеркнута из общего дела. И хотя по результатам этой совместной работы публикуются статьи, половину текста которых составляет список авторов, всё же сама мысль, идея такого рода статей совершенно лишены авторских личностей. Именно поэтому они пишутся и публикуются на плохом английском языке, стиль которого хорошо передаётся русским словом «суконнорожий». Это не мешает этим людям радоваться успеху, получать премии за исследования и делать успешные заявки на следующие гранты для следующих исследований.

2. Совершенно иное дело имеется в философии. Она вся построена в отношении Я и не-Я, то есть личности автора и мира минус личностное Я. Именно поэтому в философии Я столь же значимо, как и не-Я. А в физике, биологии или любой естественной науке значимо только не-Я, Я из исследования тщательнейшим образом выскабливается. Именно поэтому философское отношение к предмету состоит в том, что философ выстраивает отношение как к предмету (не-Я), так и к тому, кто его создал или представил вниманию философа (то есть Я). При этом философ не должен забывать и о собственном Я.

3. Так что философское рассмотрение, скажем, самолёта состоит в том, что будет (1.1) рассмотрен сам самолёт (не-Я) и (1.2) его творцы (Я творцов) как не-Я философа вместе с (2) отношением философа (Я) к этому сочетанию внешних для него не-Я и Я, сочетанию, представленному как (1) единое не-Я для философа.

Поэтому если, скажем, политологом сообщается новость, то философ рассмотрит не только саму новость по её содержанию, но и её личностное представление политологом. И не оставит это сочетание новости и представляющего её политолога без своего личностного отношения.

Философское отношение целостно, тотально и исчерпывающе. А поскольку важно не только не-Я, но столь же и Я, то весьма часто довольно рассмотреть форму представления, идущую от Я, чтобы убедиться, что всё отношение Я и не-Я совершенно негодно.

4. Например, ТАСС сообщило, а вслед за ним или с ним параллельно и все новостные агентства, и все федеральные телеканалы буквально повторили следующую новость.

«МОСКВА, 22 июля. /ТАСС/. Комплексы «Бук-М2Э» сирийской армии уничтожили четыре управляемые ракеты, выпущенные двумя истребителями F-16 Израиля по сирийской провинции Хомс. Об этом сообщил журналистам заместитель руководителя российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии контр-адмирал Вадим Кулить».

https://tass.ru/armiya-i-opk/11967063?fbclid=IwAR0iXe9zQd6MrUhxANR4vHpWawemRwwvGCRwlYIORU781Zbq0gbZjwD8IM0

Ну, Кулить так Кулить. Внимательно прочитав эту новость, мы понимаем, что какое-то уничтожение какой-то техники произошло. Однако, мы так и не узнаем, что чем уничтожено: ракеты уничтожены комплексами «Бук-М2Э» или комплексы «Бук-М2Э» уничтожены ракетами?

В русском языке порядок слов свободный, а не жёстко фиксированный, как, к примеру, в английском языке.

Только из второго абзаца и сообразуясь с контекстом мы можем узнать, что комплексами «Бук-М2Э» поражены израильские ракеты.

«22 июля с 01:11 до 01:19 два тактических истребителя F-16 ВВС Израиля из воздушного пространства Ливана нанесли удар четырьмя управляемыми ракетами по объектам в провинции Хомс. Все четыре ракеты были уничтожены дежурными силами сирийских ПВО комплексами российского производства «Бук-М2Э», — сказал Кулить».

5. Казалось бы, теперь мы можем быть счастливы, до смысла новости мы добрались и определённо знаем, что выпущенные израильскими лётчиками ракеты своих целей не поразили, а, напротив, сами были разрушены в процессе полёта.

Нет, нет, нет! Всё не так просто. Ибо двусмысленный первый абзац представляемой новости, часть которого даже вынесена в заголовок, по существу вводит в заблуждение читателя. И, как целиком двусмысленный, этот абзац оказывается лишним и должен быть изъят как из тела текста, так и из заголовка.

Так что новость-то (не-Я) мы не без труда узнали, а вот её авторам (Я) следует поставить двойку по стилистике русского языка. А поскольку работа с речью, с представлением различных предметов с помощью речи и составляет всё содержание профессии данных людей, сотрудников ТАСС, следует сказать, что ТАСС набирает в свой штат людей непрофессиональных, никудышно подготовленных именно к журналистской профессии. Иными словами, Карфаген, конечно, должен быть разрушен. Но начать надо с публичной казни директора ТАСС С. В. Михайлова на Лобном месте Красной площади и полного разрушения здания ТАСС, что на площади Никитские Ворота возле памятника смиренному К. А. Тимирязеву. Родина в опасности! Её вводят в заблуждение. Её обманывают. Поэтому всем, всем нам следует быть беспощадными к врагам Рейха. Следует бить по площадям.

Сергей Владимирович Михайлов. Решите для себя тяжелейшую физиогномическую задачу: как может человек с таким распухшим и лоснящимся от довольства лицом быть озабочен смыслом?

Здание ТАСС, намеченное к полному разрушению аккурат после Трои и перед Карфагеном...

Климент Аркадьевич Тимирязев, которому благодарны не только люди и растения, но и птицы!..

Сравните образ К. А. Тимирязева с обликом генерального директора ТАСС С. В. Михайлова. Какой мыслитель крупнее? Чья мысль значительнее? Не того ли, чья рожа шире газеты и не влезает в объектив?

6. Помните, всё началось с путаницы субъекта и объекта, уничтожающего и уничтожаемого, израильских ракет и комплексов «Бук-М2Э». Только вот выводов никто не выводил. И личностного отношения никто не выражал. А мы и выводы сделали по аналогии с Троей и Карфагеном, и отношение выразили.

Тем философия и отличается от физики. Физика подчёркнуто объективна. Философия всецело субъективна и индивидуальна. Но философия же всецело объективна и всеобща. Физик нуждается в коллаборации, в современной науке без неё ничего не сделаешь. Философ никогда не нуждался и никогда не будет нуждаться в каком-либо сотрудничестве и совместной работе. Не нуждается он даже в общении. Он принципиальный одиночка. Но его индивидуальности принадлежит весь мир.

2021.07.25.

5310. МАРИНА ЦВЕТАЕВА…


1. Ужасна судьба, кошмарна жизнь Марины Ивановны Цветаевой.  Родилась в царской России. Эмигрировала из Советской России. Вернулась в  Советскую Россию. Покончила с собой, оставшись русской, не став  советской.

Но какова бы ни была общая судьба и конкретная жизнь М. И. Цветаевой, она была и оставалась до последних своих дней гениальной русской поэтессой. Даже если бы судьба была очень благодушна к ней, даже если бы жизнь её сложилась очень благополучно и была ею прожита в довольстве и достатке, вряд ли что изменилось бы в её поэтической гениальности, хотя таких стихов, как «Тоска по Родине», скорее всего, не было бы. Но были бы другие, её гений нашёлся бы как себя проявить…

Однако жизнь сложилась кошмарно. И именно эта жизнь подтолкнула создать и такое стихотворение.

Нас  не интересует биография поэтессы, кем-то написанная, кем-то изданная.  Нас не интересует эмпирическая её жизнь в мелких подробностях. В конце  концов, этого человека давно нет. И мы не можем ни позвонить ей, ни  написать письмо. Мы можем сопереживать ей. Но мы не можем прожить за неё  жизнь. Прожить иначе. Тут свою бы, дай Бог, прожить не так...

Кроме  того, ужасных судеб, кошмарных жизней на белом свете предостаточно.  Вероятно, можно найти и более тяжёлые людские страдания, чем страдания  М. И. Цветаевой. Вот только эти страдающие люди — не поэты. Они  безгласны. Им нечего нам сказать. А у М. И. Цветаевой всегда найдётся  что сказать. И вот в этом сказанном, в отличие от эмпирической судьбы и  эмпирической жизни этого человека, мы можем стать полностью тождественны  с поэтессой, если прочтём её внимательно, если поймём и примем то, что  она сказала. А как и что М. И. Цветаева говорит, мы сейчас внимательно  рассмотрим.

2. Текст.

Тоска по Родине

Тоска по родине! Давно
Разоблачённая морока!
Мне совершенно всё равно —
Где совершенно одинокой

Быть, по каким камням домой
Брести с кошёлкою базарной
В дом, и не знающий, что — мой,
Как госпиталь или казарма.

Мне всё равно, каких среди
Лиц ощетиниваться пленным
Львом, из какой людской среды
Быть вытесненной — непременно —

В себя, в единоличье чувств.
Камчатским медведём без льдины
Где не ужиться (и не тщусь!),
Где унижаться — мне едино.

Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично — на каком
Непонимаемой быть встречным!

(Читателем, газетных тонн
Глотателем, доильцем сплетен…)
Двадцатого столетья — он,
А я — до всякого столетья!

Остолбеневши, как бревно,
Оставшееся от аллеи,
Мне все — равны, мне всё — равно,
И, может быть, всего равнее —

Роднее бывшее — всего.
Все признаки с меня, все меты,
Все даты — как рукой сняло:
Душа, родившаяся — где-то.

Так край меня не уберёг
Мой, что и самый зоркий сыщик
Вдоль всей души, всей — поперек!
Родимого пятна не сыщет!

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И всё — равно, и всё — едино.
Но если по дороге — куст
Встаёт, особенно — рябина…

(1934)

3. Стихотворение строится как последовательное сомнение в мнимых теперь сущностях и как отрицание этих мнимых сущностей.

Тоска по родине! Давно
Разоблачённая морока!

Но  даётся повторение этих разоблачений. И начинается оно с того, что  показывается чуждость и безразличие как пространства большого,  пространства родной страны, так и пространства малого, пространства  дома, в котором живёшь.

Мне совершенно всё равно —
Где совершенно одинокой

Быть, по каким камням домой
Брести с кошёлкою базарной
В дом, и не знающий, что — мой,
Как госпиталь или казарма.

Не  только человек чужд этому пространству, но и пространство, казалось бы  самое родное, самое своё, тоже чуждо человеку, чуждо самой казённой  чуждостью: как госпиталь или казарма.

4. Вслед за отчуждением большого пространства бытия и малого пространства жизни идёт отчуждение от людей.

Мне всё равно, каких среди
Лиц ощетиниваться пленным
Львом, из какой людской среды
Быть вытесненной — непременно —

В себя, в единоличье чувств.
Камчатским медведём без льдины
Где не ужиться (и не тщусь!),
Где унижаться — мне едино.

Каковы люди — безразлично. Всё равно все эти люди чужды, всё равно из их массы человек будет выдавлен и отброшен от них. Куда? Поскольку нет близких людей, то вытесненной поэтесса может только в себя, в собственные чувства. Нет пространства бытия, нет пространства жизни. Но нет и людей. Осталось только отношение к себе самой, осталось только самосознание. Но поскольку эмпирическое существование человека с этим самосознанием продолжается, ему не получается ужиться с людьми, ему приходится унижаться пред ними…

5.  Но кроме молчаливого самосознания, кроме единоличья чувств есть речь,  есть язык, на котором можно обратиться к кому-то, что-то сказать людям.  Что с ним? Что с языком?

Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично — на каком
Непонимаемой быть встречным!

Если  язык, хоть и млечный, хоть и питающий сызмалетства, не позволяет  сказанное тобой понять другим, какой смысл говорить на нём? Не лучше ли  молчать?

6.  Но кто этот встречный, не понимающий тебя, говорящую так ясно на таком  родном языке? С кем приходится общаться на этом языке? С

Читателем, газетных тонн
Глотателем, доильцем сплетен…

Э… Да к такому и обращаться не стоит.

7. И тут обнаруживается новый аспект отчуждения, отчуждения русской поэтессы уже от русского читателя.

Двадцатого столетья — он,
А я — до всякого столетья!

Читатель  слишком определён временем, его скоростной суетой и энергичной  никчёмностью, поэт же беседует накоротке с вечностью. Отчуждение  охватывает не только пространство, но и время. Читатель — в тонком его  слое, поэт — во всех временах, до всякого времени.

8. Отчуждение и безразличие, равнодушие и бесчувственность доводят поэтессу до статуарной неподвижности, до остолбенения.

Остолбеневши, как бревно,
Оставшееся от аллеи,
Мне все — равны, мне всё — равно,
И, может быть, всего равнее ...

Остаётся лишь слабая надежда, надежда на прошлое, на хранящееся в памяти. Нет и её.

Роднее бывшее — всего.
Все признаки с меня, все меты,
Все даты — как рукой сняло:
Душа, родившаяся — где-то.

Все воспоминания, всё прошлое отторгнуто. Душа пуста, душа чиста, она как только что родилась, родилась неизвестно где.

Отчуждение  от пространства, отчуждение от людей в нём, отчуждение от языка,  которым можно обратиться к людям, отчуждение от времени ведут поэтессу далее к отчуждению от своей памяти и отчуждению от своей души.

И эта девственность, чистота, пустота, безродность души теперь таковы, что её не найти, не встретить, не узнать, не понять…

Так край меня не уберёг
Мой, что и самый зоркий сыщик
Вдоль всей души, всей — поперёк!
Родимого пятна не сыщет!

Душа  теперь прозрачна. Сквозь неё можно смотреть на Солнце. Сквозь неё можно  увидеть что угодно. А её саму уже не увидеть ни в какую оптику.

9. Остаётся только обобщить опыт одиночества.

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И всё — равно, и всё — едино.
Но если по дороге — куст
Встаёт, особенно — рябина…

Чужд дом, храм без Бога, равнодушие и бесчувственность ко всему внешнему у этой прозрачной невидимой души полные, всё — равно, всё — едино.

Не надо последние две строки воспринимать, как возврат к ностальгии, как цеплянье хоть за что-то, хоть за куст рябины. Нет, рябина вполне прозаична в этом стихотворении. Она лишь свидетельствует, что даже прозрачная, без мет, без родимых пятен душа ещё жива. Зачем-то жива... Стихотворение обрывается вместе с гроздью рябины. Дальше жизни нет.

10. Прочтите внимательно стихотворение М. И. Цветаевой. Если вы живы, оно вас убьёт. Такой оно неистово-отчаянной силы.

2021.07.22.